23:44 

Viva Kalman

Название: Viva Kalman
Автор: .император (deny it)
Фендом: Dell'arte
Персонаж: Пьеро
Жанр: Drabble
Рейтинг: PG-15
Дисклеймер: идея моя.
Размещение: с разрешения.
На музыку:


Мазохизм. Моральный или физический. Боль подобна множественному оргазму, сумасшедшему наслаждению, неописуемому экстазу. Чувствуя боль – он отключался, уходил в нирвану, в небытие, и словно бы не существовал в этом мире, здесь оставалось лишь его тело. Улыбался, когда по щекам от боли текли прозрачные слезы, сверкающие в свете софитов, по шершавому белому гриму.
Боль бывает разной: мимолетной и долго тянущейся, острой и притупленной.
Он чувствовал боль, никогда не причинял другим. Но все должно меняться. И вот…

Лысый швейцар приветливо улыбается проходящим людям, что протягивают ему свои билеты, купленные в кассе местного цирка. Новое представление, новые номера, но все от тех же актеров и работников арены.
Он отрывает контроль у билетов, пропуская вовнутрь будущих зрителей. Люди заполняют залы, загораются огни, играет приветственный марш. Шоу начинается. И все однообразные лица с кучей милых спиногрызов наблюдают за представлением. Номер за номером: акробаты, дрессировщики, медведи на мотоциклах, укротители, фокусники. И лишь он, будто занимает перерывы, пока готовится сцена для следующего номера. Коротает время, отвлекая от созерцания подготовки следующего номера, привлекая к себе внимание.
Алый протертый бархат растянут по арене уже не в первый раз, он не гармонирует с белым костюмом, с черными волосами, с голубыми глазами, но он так идеально смотрится с ярко-красным костюмом Арлекина, который играет свою отточенную роль. Как и остальные, безымянные куклы, актеры пяти минут.
Клоуны должны падать, им должно быть больно, хотя бы одному из них. Голодная толпа жаждет хлеба и зрелищ – им всем нравится чужое страдание, а ему нравится, когда страдает он сам.
Подзатыльники и тычки, зал заливается громким смехом – им всем нравится чужая боль.
- Анджелика, а как зовут того, в белом? – спрашивает мальчик в первом ряду, Пьеро слышит его вопрос, он ждет, когда сидящая рядом Анджелика, наверное, его старшая сестра или столь юная мачеха, ответит мальчишке.
- Какая разница? – отвечает молодая девушка с ярко-красной помадой на губах, ужасно вульгарного цвета.
И она смеется громче. Все смеются громче, когда Арлекин толкает его в плечо, говорит гадкую шутку. Пьеро отвлекается, но лицо он запомнил.

Стрелки часов встречаются в полночь, и будто Золушка наоборот, тыква становиться каретой и все надетые маски трескаются и разлетаются прочь в мелких осколках. Лицо несчастной Пьеро сменяется гримасой жестокости и ненависти. Там на арене – шут, здесь в душе – убийца. Никогда не причиняющий боль другим, получающий наслаждение от боли, решает перетасовать колоду и поменять правила игры. Найдя себе новую роль, а вместо себя использовать другую куклу.

Старый покосившейся дом, который вот уже несколько лет заброшен и пустует, стоит печально и уныло на окраине города. Толстый слой пыли на полу и оставшейся мебели. Здесь Пьеро не первый раз меняет маску. Кому-то будет смешно.
Испуг зеленых глаз, ужас страха во взгляде, губы со стертой красной помадой, дрожат. Какие в этот момент нужны разговоры? Зачем нужна какая-то прелюдия?
Удар.
Первые брызги крови в лицо. Алые капельки стекаются по впалым щекам. Лезвие ножа блестит в лунном свете и единственного огонька свечи в комнате.
Патефон проигрывает пластинку с аплодисментами. Пьеро делает поклон.
Удар.
Рукоятку ножа пальцы сжимают сильнее. Под неизвестной девушкой кровь, ее слезы засыхают на щеках, в глазах тухнет огонек жизни.
Удар.
Не дышит. Всего три раза. Три удара.
Еще один поклон. Аплодисменты громче, огонек свечи дрожит, как некогда губы девушки.
Пьеро улыбается шире. Смешок. Ха. Ха-ха. Ха-ха-ха.
Все кто над ним смеяться – должны гнить, должны гореть в аду. К черту боль и наслаждения. Больший экстаз от ощущения чьего-то страха. Больше не шут – убийца. Больше не шут – король положения. Звезда цирка для одного.
Истерика смеха угасает. Сумасшедшее удовлетворение волнует кровь. Красные капли идеально гармонируют с бледной-бледной кожей лица.

Завтра опять у него работа. Цирк. Незнакомцы. Боль. Униженье. Вся голодная толпа завтра вновь будет жаждать очередной порции хлеба, очередной порции зрелищ. Они будут наслаждаться чужой болью. Чужие страдания – великое удовлетворение.
И снова будет вечер. Ночь. Стрелки встретятся в полночь, и кто-то вновь станет жертвой безликого шута.
И шоу будет продолжаться. Шум оваций. Крики «Браво».
Пьеро всегда будет смеяться последним.
- Кто этот в белом? – спросит кто-то в первом ряду.
Он помнит эти лица. Вечером шут…

@темы: fanfiction, Dell'arte, (!) небетчено (!)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

.I Don't Care.

главная